Перейти к основному содержанию
У кого и когда можно сделать расстановку
сделать расстановку у
Оксаны Бородянской
сделать расстановку у
Любови Колчановой
сделать расстановку у
Софьи Кошелевой

Алексеева Юлия

Образование: Санкт-Петербургский Государственный Университет — факультет психологии; 2-е высшее: Восточно-Европейский Институт Психоанализа — факультет психоанализа; Институт консультирования и системных решений (сертифицированный ведущий по семейным расстановкам). 

В работе использует традиционные и современные методы психологии: клиент-центрированный подход, психоанализ, системные расстановки и телесно-ориентированную психотерапию, Рэйки, Lifespan Integration (Интеграция Событий Жизни)
 
Стаж практической работы с 2007 года. 
Замужем, воспитывает двоих детей.
 
.."Я верю и знаю, что каждый человек может быть счастлив и глубоко удовлетворён качеством своей жизни.

Когда-то давно, психоаналитическое образование подарило мне понимание, что "все мы родом из детства". И многие наши реакции, чувства, отношение к чему-либо, непростые состояния уходят корнями в детство. Узлы завязаны не здесь и сейчас, а там и тогда. Что мы взяли от своих родителей? Как мы себя чувствовали в детстве? Было ли ощущение опоры? Безопасности? Любви? Было ли в детстве базовым ощущение, что со мной все в порядке? Что я ни в чем не виноват? Глубинные ответы на эти вопросы дают картину того, что представляет читать далее 

жизнь человека сегодня. Может ли он доверять. Чувствует ли себя уверенно и стабильно. Ощущает ли себя хорошим, любимым, достойным благ, достойным гармоничных, наполненных, дарящих радость отношений.

Ещё один широкий пласт работы открыли мне семейные расстановки. Я познакомилась с ними в 2009 году. С тех пор они занимают прочное место в моем сердце. Берт Хеллингер (а вслед и все системные расстановщики) пошёл дальше родителей, в родовые динамики. Каждый человек включён в родовые динамики, не важно, осознает он это или нет. Мы дети своих родителей, а они, в свою очередь, тоже дети своих… мы берём и у родителей и у поколений бабушек-дедушек и дальше. Семья — это система, где все элементы связаны между собой. Получается, с одной стороны, мы как бы предопределены своим детством, семейными динамиками, а с другой стороны, мы выросли и можем делать выбор, как жить дальше. Продолжать, например, обижаться на родителей, или взять у них тот ресурс, который они могут дать. В детстве у нас не было выбора, а сейчас есть. В детстве мы не могли "не брать на себя", не могли понять, что мама злится не на меня, а на жизнь. Для ребёнка эти понятия неразделимы. В том-то и подарок взросления, что мы можем сделать шаг назад и посмотреть на своих родителей с новой позиции. Найти в душе то место, из которого можно увидеть, что все, что делали родители, они делали из любви. Иногда это звучит провокационно, иногда ошеломляюще, но это правда. Каждый родитель — лучший для своего ребёнка. Так же, как каждый ребёнок — лучший для своих родителей. Когда мы находим душевные силы принять своих родителей такими, как они есть, с уважением к их судьбам и решениям, происходит исцеление большого пласта души.

В 2013 году арсенал моих методов дополнила терапия Lifespan Integration (Интеграция Событий Жизни). Это потрясающей глубины метод, который позволяет экологично, безопасно, без ретравматизаций работать с травмами любой давности. Здесь неважно, травмирующее событие случилось вчера или много лет назад. Я хочу уточнить, что под травмой мы можем понимать любое событие, которое субъективно воспринималось человеком, как тяжёлое, непростое. Одно и тоже событие для одно человека будет травмирующим, для другого нет. Мы все по-разному обходимся с травмами, у нас у всех есть свой арсенал психологических защит. Кто-то вытесняет тяжёлое, как бы "забывает", кто-то отрицает свои истинные чувства: "да все нормально, ерунда", хотя в действительности для человека это вовсе не пустяк. Коварность травм состоит в том, что как бы мы себя не убеждали, что все хорошо, тяжёлый эмоциональный опыт остаётся. И в итоге мы имеем дело со следующей ситуацией: непростое событие давно прошло, а последствия этого события продолжают влиять на всю последующую жизнь человека. Травмирующий опыт прочно оседает и застревает в сознании, в теле и не позволяет человеку двигаться дальше определённых рамок, реализовывать свой потенциал. Жизнь воспринимается под углом травмирующего опыта, хотя мы это, как правило, не осознаем. Счастье в том, что травмы можно исцелять и отпускать этот непростой опыт, прощаться с ним, выходить из-под его влияния и проживать более наполненную счастливую жизнь.

В каком-то смысле, терапия-это путь. Каким он будет не знает никто. Я не обещаю мгновенных преобразований. Бывает, изменения происходят быстро, иногда на это требуется время, порой много времени и сил. Но новое качество жизни, более глубокое проживание жизни, другое качество внутренней устойчивости и уверенности, радость, удовлетворение своей жизнью, собой и отношениями того стоят"...